Категорическое «НЕТ» массовому гиюру! Печать E-mail
10.10.2008 г.

                        1
Решения, которые принимает израильское правительство, обладают одной
 замечательной особенностью: когда становятся очевидными последствия этих
 решений, всегда появляется одна и та же мысль — а кто вообще просил
 правительство совать свой нос в этот вопрос? Уж лучше бы они ничего не
 решали.
    Очередным таким решением является планируемый израильским
 правительством облегченный гиюр для сотен тысяч неевреев  по Галахе, получивших
 израильское гражданство по закону о возвращении.



                                                2
    Собственно, в самой  процедуре гиюра ничего нового нет. Переход в
 еврейство всегда существовал, как, впрочем, и обратный процесс — переход
 в христианство и ислам, так как и у других конфессий была надобность в
 соответствующей процедуре.
    Однако в отличие от христианства и ислама иудаизм отверг
 прозелитизм. Переход в еврейство считается делом глубоко личным. И не без
 основания. Не говоря уже об особенностях еврейского менталитета, непростого
 даже для евреев, существует еще и особенность непростой еврейской судьбы.
 И присоединяющийся к еврейству должен хорошо отдавать себе отчет в
 том, с чем именно он намеревается связать свою жизнь.
    Так что неудивительно, что по традиции принято даже отговаривать
 нееврея принимать гиюр.
Что же вдруг изменилось? Откуда друг взялись планы обгиюривания сразу
 300 000 человек?
Лживость аргументации
                        1
  Только не нужно рассказывать сказки о том, что руководство страны
 озабочено всенародным единством, которого якобы можно достичь массовым
 переходом неевреев в еврейство.
    Руководство страны единством народа не озабочено.
    Прежде всего этим не озабочены раввины, так как нет в Израиле более
  кастового общества, чем ортодоксальное.
    Раввины уже давно не занимаются проблемами еврейского народа, а
 занимаются исключительно проблемами еврейской общины. Потому и синагога
  давно превратилась в общинный дом.
    Но если в диаспоре она играет еще и роль национального символа и
 притягивает евреев как  культурный центр, то в Израиле синагога эту роль
 не играет. В Израиле народ объединяют другие национальные символы и
 культурные центры.
    А вот разделить народ раввинам удалось блестяще. Когда ритуальные
 законы доведены до того, что даже евреи, ведущие традиционный образ
 жизни, не могут вместе пообедать потому, что рав одного еврея разрешает
 есть из той самой баночки, из которой рав другого еврея есть не разрешает,
 то о каком единстве народа вообще идет речь?
                        2
  И в сказки об открытости израильского общества, которое якобы радушно
 распахивает свои объятья каждому, кто чувствует связь с еврейским
 народом и государством, тоже давно уже никто не верит.
    И не без основания.
    Достаточно сравнить результаты адаптации бывших советских граждан в
 США и в Израиле, чтобы покончить и с этим, в лучших традициях Востока
 порождением пышного израильского мифотворчества.
    Разумеется, в каждом обществе есть свои элиты, свои закрытые
 группы, которые не открывают себя чужаку и чужака не привечают. Но есть
 различие между закрытостью от чужака и нетерпимостью, агрессивностью и
 вседозволенностью по отношению к чужаку.
    То, с чем столкнулись бывшие советские граждане в Израиле, такие же
 бывшие советские граждане в США даже вообразить себе не могут.
    В США им никто не вбивал в голову, что они преступники, мафиози и
 проститутки, что не имеют элементарных понятий о том, что такое свобода,
 гигиена, нравственность, воспитание, что дети их идиоты, не способные
 закончить школу. Но это именно то, что обрушило израильское общество на
 миллион «русских», мобилизовав для этой цели все свои ресуры -
 средства массовой информации, систему образования, госучреждения, включая суды
 и полицию, личные связи.
    Поэтому за полтора десятилетия после исхода из СССР бывшие
 советские граждане в США обрели статус и самосознание полноценных американских
 граждан, а в Израиле точно такие же бывшие советские граждане статус
 социально слабого и проблемного во всех отношениях населения.
    И результат этот естественен, потому, что в США за открытостью
 стоят не декларации и мифотворчество, а идеология правового государства и
 англосаксонская традиция уважения к личности человека.
    То, что израильскому обществу чуждо принципиально.
    Поэтому издевательство над иным, над чужим, над тем, кто «не из
 наших», стало в израильском обществе традицией, которая перекочевала в
 него из ощетинившегся против чужака штетла.
    Уродство этой традиции, раскалывающей народ и отравляющей его
 чувством горечи, кстати, передающимся по наследству, носители так называемой
 израильской культуры даже не осознают, до такой степени они с этим
 уродством сжились.
    Так неужели массовый гиюр приблизит неевреев к израильскому
 обществу, если хамство, возведенное в норму, выталкивает из этого общества
 даже евреев, чистокровных во всех поколениях?
                         3
    Есть у инициаторов массового гиюра еще один довод в его пользу.
 Дескать, у единого народа должна быть общая культура. А так как основные
 символы еврейской культуры связаны с еврейской религиозной традицией, то
 и приобщение к культуре происходит через эти символы.
    Но культура не сводится к символам. Культура включает в себя все
 содержание жизни.
    Противоречия между символами и содержанием еврейской культуры не
 существовало бы, если бы не было 2000-летнего рассеяния.
    Однако за 2000 лет это противоречие возникло естественным путем,
 так как под влиянием нееврейского окружения у разных частей еврейского
 народа сформировалось настолько разное содержание жизни, что говорить об
 общей культуре евреев вообще  не приходится.
    И это то, чего раввины понять не в состоянии.
    Современный раввин — человек общины, для которого еврейский народ
 давно превратился в абстракцию именно потому, что он не понимает
 особенности культуры, которую еврейский народ сформировал в разных странах
 рассеяния. Раввин привык  рассуждать о народе в стенах ешивы, привязывая
 содержание жизни современного еврейского народа к практике жизни
 2000-летней давности. Ему бы выглянуть в окошко, посмотреть на реальный
 еврейский народ. А это, между прочим, именно то, что делали авторитеты
 прошлого — они-то как раз знали живой еврейский народ, черпая мудрость в
 реалиях его жизни.
    Но современный раввин еврейским народом не интересуется. Он
 удовлетворяется той его частью, перед которой вещает внутри помещения.
    И этим он принципиально отличается от раввинов начала рассеяния, на
 авторитет которых ссылается: раввины прошлого знали еврейский народ, а
 раввины наших дней знают цитаты о еврейском народе.
    Советское еврейство — это часть еврейского народа со своим особым
 пониманием жизни, сложившимся в уникальных условиях за железным
 занавесом.
    Базисные знания в области точных наук, без которых немыслима
 современная цивилизация, знания в области истории, без которых человек не
 способен понять логику событий современности, для советского еврея стали
 святыней, к которой он обязан был приобщать своего ребенка не в меньшей
 степени, чем ортодоксальный еврей своего ребенка к кашруту.
    Кто же может утверждать, что это новое для евреев понимание жизни
 не является частью Б-жественного замысла? Уж по крайней мере такое
 понимание жизни позволяет не только рассуждать, но и жить в соответствии с
 наказами еврейских мудрецов, учивших народ, что тот, кто не обучает сына
  своего ремеслу, обучает его воровству.
    Ох, до чего же правы они оказались!
    Самое удивительно, что отношение к образованию и труду, вытекающее
 из общего понимания жизни, культурно сближает бывшего советского еврея
 с бывшим советским русским, бывшим советским татарином, узбеком и
 другими бывшими советскими людьми, и категорически отталкивает от
 ортодоксальных евреев, которые купили у государства право не обучать своих детей
 таким недостойным еврея наукам как  математика, физика и прочие
 ненужные «гойские» премудрости.
    Так о какой такой общей культуре вообще идет речь?
    Никакой общей культуры нет и быть не может.
                        4
Может быть кто-то поверит в сказку о том, что раввины несут
 отвественность за судьбу еврейского народа и поэтому именно им выпала честь
 обгиюрить 300 000 израильских граждан, признанных неевреями по Галахе?
    Но раввины этой ответственности не несут.
    Еврейский народ уже давно бежит впереди раввинов, которые плетутся
 у народа в хвосте. Еврейский народ ушел в науку и искусство, вопреки
 запретам раввинов и вопреки запретам осваивал земледелие, оживлял родину
 предков и создавал государство.
    Раввины пришли на все готовое. А бесплатных завтраков, как
  известно, не бывает и светская израильская элита это хорошо понимает. Поэтому
 и использует раввинов для выполнения госзаказов.
    Это касается не только обгиюривания нееврев. Приход раввинов в
 политику возвел продажность в легитимную норму именно потому, что раввины
 ради интереса своей общины готовы пожертвовать народом. Поэтому с ними
 так легко было дововориться и по поводу Ословских соглашений, и по
 поводу изгнания евреев  из Газы, и по поводу избрания Шимона Переса
 президентом государства.
    Так что за кормление раввины исполнят любой заказ хозяев
 государства, меньше всего думая об ответственности за это государство и за его
 народ.
Так  кому же нужен этот массовый гиюр?
                        1
    Стоит только оглядеться вокруг и посмотреть, кто заполнил
 многочисленные рабочие места и надел военную форму, чтобы ответ нашелся сам
 собой.
    Разумется массовый гиюр нужен тем, кто умудрился, получив в свое
 распоряжение огромный культурный капитал, собранный евреями диаспоры,
 уничтожить его в еврейском государстве, доведя положение дел  до такого
 состояния, что еврейский народ не только перестал стремиться в свое
 национальное государство, но и начал движение в обратном направлении. Причем
 уроженцы страны составляют в этом движении активнейшую часть.
    Тут  массовый  гиюр открывает прекрасную возможность постоянно
 пополнять неуклонно истощающиеся запасы еврейского народа, чтобы было кому
 обслуживать правящий класс и было ему кем руководить. При этом сами
 руководители оказываются избавленными от проблем иностранных рабочих, с
 которыми сталкиваются другие народы. Намного удобней по мере надобности
 наделывать новый еврейский народ по облегченной методике.
    Кстати, у каббалистов есть мнение, будто китайцы являются потомками
 исчезнувших десяти израильских колен. Вот повезло! Это какой же
 неисчерпаемый резерв рабов и наемников!
                         2
    Разумеется, массовый гиюр – это просто ман небесный для «русских
 политиков». И даже не потому, что таким образом они получают естественный
 электорат. Есть причина и поважнее.
    Массовый гиюр поможет «русским политикам» скрывать тайну, которая
 уже давно сама себя раскрыла: в силу своей вопиющей некомпетентности
 «русские политики» проблемы решать не умеют, просто не умеют, что они
 блестяще доказали не решив ни одной серьезной проблемы, с которой
 столкнулась Большая алия в Израиле.
    А при массовом обгиюривании проблемы будут поступать бесперебойно.
 К кому обратятся за помощью растерянные уроженцы страны, которые в
 очередной раз лишь потом обнаружат, что они натворили? Естественно, к
 «русским политикам», которые смогут претендовать на роль экспертов по
 данному вопросу.
    Так что таким оригинальным способом «русские политики» и в
 дальнейшем будут строить свои сомнительные карьеры в качестве представителей
 общины, защищающих бедных, сирых и убогих.
    В США почему-то не развелось так много бедных, сирых и убогих
 «русских». Может потому, что вместо того, чтобы плодить представителей
 общины в органах власти, государство потрудилось создать для людей
 нормальные условия жизни?
                        3
Ну уж то, что  массовый гиюр выгоден специалистам по иудаизму, очевидно
 и ребенку.
    Теперь уж точно можно будет пренебрегать всякими «гойскими»
 математиками и биологиями. Если наделывание еврейского народа поставить на
 поток, потребуются совершенно иные специалисты: и те, кто будут обучать
 сотни тысяч людей, как им быть евреями, и те, кто будут принимать
 экзамены на поступление в евреи.
    Но самое главное — какому количеству людей это даст ощущение
 собственной незаменимости, которое иначе обрести никак невозможно.
Чем массовый гиюр опасен  для евреев?
                         1
    Вот только еврейскому народу этот  массовый  гиюр категорически не
 нужен. Более того, он крайне опасен.
    Во-первых, массовый гиюр нанесет сокрушительный удар по еврейской
 самоидентификации.
    Еврейский народ сам знает, как себя хранить и кого считать евреем.
 Живое чутье народа подсказывает ему это безошибочно. А потому и сам
 уникальный процесс еврейского существования может быть исключительно
 спонтанным и неподконтрольным.
    И опыт это доказал.
    Даже в СССР, где народ на протяжении трех поколений был отрезан от
 иудаизма, он не потерялся. Не было у советских евреев традиционной
 общины, не было раввинов, никто не рассказывал, как быть евреем. И что же
 случилось? Евреи выжили, нашли свой самостоятельный способ
 самоидентификации, а когда пришло время, поднялись на борьбу за алию в Израиль и
 оживили еврейскую жизнь.
    Это только доказывает, что практика народа намного шире и мощней,
 чем могут вообразить себе те, кто сами себя назначили в пастыри народа.
    Точно также и процесс присоединение к еврейскому народу может быть
 исключительно спонтанным и неподконтрольным.
    Те неевреи, которые хотели присоединиться к евреям через иудаизм,
 всегда находили путь. Этот путь и сегодня существует: можно найти
 подходящую общину, учителя, просто начать жить, как того требует еврейская
 традиция. Люди сами примут гера и сделают все необходимое. И никакие
 государственные структуры и экзамены по поступлению в евреи для этого не
 нужны.
    Беспардонное вмешательство государства в естественную жизнь народа
 нанесет народу только вред. Действуя через своих уполномоченных,
 государство лишь ослабит в народе инстинкт самосохранения и лишит какого-либо
 смысла сокровенное переживанние еврейской национальной судьбы, которое
 является источником жизненных сил народа.
                        2
     Во-вторых, массовый гиюр создаст видимость решения проблемы,
 которой как минимум уже лет двести.
    Этой проблемой являются взаимоотношения евреев с неевреями в новых
 условиях.
    Двести лет назад начался процесс  разрушения традиционной еврейской
 общины и евреи растерялись. Часть народа еще больше изолировала себя
 от чужаков и проблем современного мира, которые отныне воспринимались
 исключительно как их, чужаков, проблемы. Часть народа, напротив, побежала
 брататься с народами мира и активно вмешиваться в их судьбу.
    Чем все это закончилось в Европе всем хорошо известно.
    Но только сейчас становится очевидным, что разрушение традиционной
 еврейской общины есть результат общего процесса, охватившего весь мир.
 Весь мир пришел в движение, разрушая традиционную жизнь всех народов.
    Евреев это движение привело на родину предков, где они воссоздали
 государство.
    Событие это не менее значимо, чем разрушение Храма, после которого
 началось рассеяние. Поэтому наше поколение, возвращающееся из
 рассеяния, нуждается в создании новой парадигмы национального существования
 нисколько не в меньшей степени, чем поколение, которое 2000 лет назад в
 рассеяние уходило.
    Однако евреи, как выяснилось, к этому эпохальному событию оказались
 абсолютно не поготовленными. И это не удивительно.
    2000 лет еврейский народ учился  рассеиваться между народами мира.
 Теперь же ему нужно, наоборот, учиться собираться и восстанавливать
 свое единство. А он этого делать не умеет.
    2000 лет еврейский народ учился жить в среде народов мира. Теперь
 же, наоборот, народ должен в собственной среде принимать представителей
 этих народов, связавших свою жизнь с евреями. А как это делать, народ
 не знает.
    Случаи захоронения солдат, отдавших свою жизнь за еврейское
 государство и похороненных под забором только потому, что они не являлись
 евреями по галахе, обнажили эту проблему в такой отвратительной форме, что
 вызвали всеобщее негодование.
    Однако как ни возмутительны эти случаи сами по себе, они показали,
 насколько не работает вся система отношений между людьми, причем не
 только между евреями и нееевреями, но и между самими евреями. Так что 300
 000 неевреев по галахе — это только часть огромной и серьезной
 проблемы. И поэтому намерение откровенных интересантов превратить ее  решение в
 фарс, абсолютно недопустимо.
    То, что все накопившиеся проблемы не решаемы в рамках
 установившейся в рассеянии традиции, является результатом стагнации нашей
 религиозной мысли. Мы потеряли путеводную нить и по этой причине движемся от
 катастрофы к катастрофе, спихивая нашу духовную ограниченность на
 непознаваемость Воли Б-га.
    Этой стагнации мы обязаны тем, что живем по двойным стандартам и
 этого даже не осознаем.
    Мы считаем для себя естественным требовать, чтобы народы мира в их
 государствах признали за евреями право на свою национальную
 индивидуальность. Но в собственном государстве считаем возможным отказать неевреям
 в праве жить в согласии со своей совестью, требуем, чтобы они от своей
 индивидуальности отказались.
    Мы гордимся тем, что выстояли, когда нас принуждали к крещению или
 принятию ислама. Но требуем у других перехода в иудаизм, так как без
 этого акта лишаем их элементарных гражданских прав.
    То, что это выглядит не просто сомнительно, а настолько дурно, что
 справедливо поднимает против нас волну возмущения и служит нашим
 недругам поводом для оправдания их юдофобства, совершенно очевидно.
    Но ведь подобное отношение к жизни дезориентирует и наш еврейский
 народ, который не понимает мир, в котором живет.
    Зачем нам нужны фальшивые евреи, евреи по принуждению? Ведь они же
 нас возненавидят за это принуждение и не потому, что являются юдофобами
 в силу своего происхождения, а потому что мы посягаем на то, на что
 посягать недопустимо — на самосознание личности.
    Почему мы на это идем? Только лишь потому, что раввины могут
 предложить народу лишь то, к чему они привыкли за 2000 лет рассеяния? Но это
 проблема раввинов, проблема ограниченности их религиозного опыта.
    Вопрос — должны ли мы поддерживать их заблуждение, поощрять их в их
 убеждении, будто они по-прежнему являются для народа авторитетами?
    Ответ очевиден — нет, не должны. Более  того — мы обязаны
 воспротивиться этому. И вовсе не потому, что нам нужны какие-то религиозные
 реформы. Это они хотят отделаться реформами.
    Нам нужно иное — переосмысление всего нашего бытия эпохи
 возвращения, эпохи «киббуц галуйот», и именно религиозное переосмысление. У
 нашего протеста должна быть совершенно определенная цель — вывести из
 стагнации еврейскую религиозную мысль, заставить думать, а не придумывать.
    В этом отношении пребывание неевреев  в нашей среде может стать
 катализатором.
    В чем смысл их прихода на Землю Обетованную вместе с нами? Раввины
 нам скажут, что они, как те египтяне, которые увязались за евреями во
 время исхода из Египта и провоцировали их на бунт против Б-га. Но
 раввины впихивают еврейскую жизнь в знакомые им стереотипы, а мы знаем ее
 такой, какой она является в реальности.
    Мы знаем этих людей. С этими людьми бок о бок жили мы, а не
 раввины. Мы глубоко проникли в их жизнь и они делились с нами достижениями их
 многовековой культуры. Мы вместе с ними учились и работали, строили и
 воевали, веселились и страдали.
    Теперь они проникают в нашу жизнь, видят изнутри все наши сильные и
 слабые стороны, видят, как мы бъемся в запутанных сетях наших проблем,
 и узнают нас такими, какими мы является в действительности, а не в
 антисемитском предании.
    Не для того ли это происходит, чтобы мы вместе задумались о
 проблемах современности, о которых наши раввины не желают задумываться? Не для
 того ли, чтобы вместе начали искать новые решения общих проблем,
 которые и в голову не придут тем, кто не прошел за железным занавесом весь
 тот путь, который мы прошли с ними вместе?
    А может посланы они для того, чтобы вырвать нас из изоляции, в
 которую вгоняют нас раввины, и стать связующим звеном между нашим народом и
 народами, в которых они родились по воле Б-жьей?
    В таком случае мы нужны друг другу такими, какие есть, честными,
 прямыми, открытыми и стойкими. Ведь опереться можно лишь на то, что
 сопротивляется.
    Массовый гиюр сломает все — и людей, и отношения и опереться будет
 не на что. Этого допустить нельзя.
                        3
Есть, наконец, и третья причина, по которой нельзя допустить проведения
 массового гиюра.
    Массовый гиюр превысит возможности еврейского народа вынести весь
 тот огромный ущерб, который ему уже нанесли уроженцы страны, с любовью
 величаемые сабрами.
    Израильтяне-сабры — это несомненно любимый ребенок его мамы-папы,
 еврейского народа. Если бы это было иначе, еврейский народ не вкладывал
 бы так много в эту новую популяцию, родившуюся и выросшую на земле
 предков.
    И народ никогда не считался с этими вложениями, тащил в свое
 государство все, чем разбогател в среде культурных народов: притащил на землю
 предков политические идеи и создал структуру государства, в котором
 уроженцам страны предстояло жить, возродил иврит, чтобы они на нем
 говорили, создал для них промышленность, науку, литературу, искусство.
 Приложил максимум усилий, чтобы все у уроженцев страны было как у настоящих
 культурных людей.
    Только все эти усилия, увы, принесли уроженцам страны не пользу, а
 вред, так как породили самый разрушительный из всех израильских мифов -
 миф «мы построили государство».
    Уроженцы страны возомнили, что государство они построили сами.
    Любимый ребенок, израильтянин-сабра, не понял самого главного: для
 того, чтобы у него появилось так много красивых и дорогих игрушек, мама
 и папа, дедушка и бабушка и многие поколения до них должны были хорошо
 потрудиться и настрадаться в среде тех народов, которые свою великую
 культуру создавали веками.
    Но изральтянину-сабре кажется, что все это — его личная заслуга,
 так как он, «создатель государства», обладает исключительными качествами,
 особой врожденной гениальностью, все может, все умеет, все понимает, и
 поэтому и беспокоиться ему не о чем. У него и так все легко
 получается.
    Не вина израильтянина-сабры в том, что у него сформировался
 соответствующий менталитет, главными качествами которого является мания
 величия и отсутствие способности адекватно воспринимать реальность. Это вина
 его мамы-папы, еврейского народа, который вбил своему
 ребенку-несмышленышу в голову нелепую мысль, будто государство строится так просто.
    Естественен и результат: государство выросло и расцвело, но
 ребенок, израильтянин-сабра, не вырос вместе с государство и не развился. Он
 так и остался ребенком — молодым, неопытным и…глупеньким.
    Глупеньким не на личном уровне — на личном уровне уроженцы страны,
 как и везде, люди разные: есть умные, а есть и глупые, но умных все же
 значительно больше. Но на коллективном уровне они несомненно являются
 носителями крайне проблематичного менталитета.
    В этом менталитете так много притягательного, что невольно приходит
 в голову мысль: какими замечательными бы выросли израильтяне-сабры,
 если бы  их не испортил миф «мы построили государство».
    Этому мифу государство и соответствует. Только еврейский народ
 этого замечать не желает.
    Еврейскому народу льстит сам факт существования еврейского
 государства, с парламентом, с министрами и прочими государственными деятелями.
 Но любящие мама-папа, еврейский народ, закрывают глаза, на то, что
 деятели эти так и не стали государственными деятелями, а остались людьми
 квартала с соответствующим мировоззрением. Поэтому и проблемы они решают
 в кругу своих друзей и одноклассников, тех, с кем вместе жили по
 соседству и играли во дворе в футбол.
    За пределами своего квартала и круга приятелей они проблем просто
 не видят и их не понимают.
    Еврейский народ справедливо гордится тем, что сабра-израильтянин
 заговорил на иврите — древнем языке наших предков. Но ведь на этом самом
 языке уроженцы страны уже придумали новый вид евреев, который они
 назвали «социальными евреями». Так может пришло время еврейскому народу
 вдуматься в то, что говорится на иврите, вслушаться в этот ласкающий слух
 детский лепет?
    Сабра-израильтянин не разочаровал еврейский народ в том, что
 избавился от галутского комплекса приниженного еврея. Но ведь вместе с этим
 комплексом у него исчезло и обостренное чувство Амалека, этой особой,
 исходящей от юдофоба нерациональной ненависти к евреям, исчезло особое,
 спиной ощущаемое приближение погрома, которое есть у еврея диаспоры.
    Поэтому и ведут себя уроженцы страны бесшабашно как на
 международной арене, так и внутри государства, не отдавая  себе отчет в
 последствиях своих решений.
    Результат мы имеем налицо: с массовой алией уроженцы страны
 умудрились навезти в страну откровенных антисемитов, которых сабра-несмышленыш
 называет репатриантами, потому что все несабры у него на одно лицо.
    Никто не мог себе представить, что в еврейском государстве будет
 процветать антисемитизм. Но это факт.
    Теперь же под общую музыку предполагается по ускоренной методике
 принять в евреи и всех юдофобов. Или может кто-то полагает, что юдофобы
 изменятся после поступления в евреи? Или кто-то думает, что юдофобы
 откажутся принимать гиюр, потому что это противоречит их убеждениям?
    Да ничего подобного. Это честные люди откажутся, потому что они
 всегда были честными. Они связывали свою судьбу с евреями тогда, когда
 получали за это одни неприятности, а не приз в виде израильского
 гражданства. Не лгали они тогда — не будут лгать и теперь.
    Но рано или поздно массовый гиюр приведет к такой девальвации
 еврейства, что привлечет всякую шваль, которая побежит впереди собственных
 ног, да еще и дружков своих позовет: «Приходите ребята. Тут в жиды
 записывают.»
    Вот весело будет! А анекдотов сколько сразу появится -
 обхохочешься!
    Но сабры-несмышленыши этого не понимают, потому что молодые,
 неопытные и …глупенькие.
    То, что из-за мифа «мы построили государство» израильтяне-сабры не
 ценят тех вложений, которые сделал в это государство еврейский народ,
 уже давно не является новостью. В руках уроженцев страны культурный
 капитал, накопленный диаспорой, превратился в игрушку, которую любимое
 дитяти просто поломало и уничтожило.
    Как все это происходит, почувствовала на себе Большая алия.
    И это вовсе не субъективное мнение отдельных людей. Есть
 объективные показатели, по которым можно судить о деятельности «строителей
 государства» — по уровню коррупции и преступности, по беззаконию и
 безнаказанности, по пропасти между бедными и богатыми, по тому, как уроженцы
 страны развалили систему образования и разоружили армию, наконец, по
 массовому бегству интеллектуалов из Израиля.
    Ну уж о последствиях Ословской авантюры — о повседневных обстрелах
 городов Израиля ракетами, сжимающемся кольце растущих на глазах
 вражеских армий — и вспоминать не хочется.
    Понятно, что при таких «успехах» уроженцы страны, это избалованное
 дитяти еврейского народа, хотят, чтобы  мама-папа, еврейский народ,
 продолжали их лелеять, во всем поддерживать, закрывать глаза на все
 шалости, и, самое главное! — поставлять им новые и новые игрушки в виде
 репатриантов, волонтеров, пожертвований и проч..
    А запас игрушек, похоже, истощился.
    Поэтому они теперь затребовали себе в игрушку сам еврейский народ,
 чтобы и эту игрушку прикончить.
Решать по-государственному
                        1
    А вот тут-то самому еврейскому народу пришло время сказать
 категорическое «НЕТ».
    Еврейский народ не игрушка. И если народ хочет, чтобы уроженцы
 страны, наконец, это поняли, народ должен немедленно вмешаться в
 готовящийся спектакль и не допустить его.
    Массовым гиюром уроженцы страны перешли красную черту. И это тот
 момент, когда пришло время положить предел всему, что в Израиле стало
 нормой жизни — вседозволености властьпридержащих, цинизму интересантов,
 спекуляции национальными символами и чувствами.
    Тем не менее проблема, породившая решение о массовом гиюре,
 действительно существует и ее действительно необходимо решать.
    И она вполне решаема.
                        2
Во-первых, необходимо пересмотреть Закон о возвращении.
    Нужно только перестать лицемерить и наделять этот закон статусом
  священной коровы сионизма. Уроженцы страны, объявившие и наступлении
 постсионизма, с такой легкостью режут любую священную корову, что
 «трепетное» отношение именно к Закону о возвращении невольно заставляет
 заподозрить, что дело тут нечисто.
    И не без основания, так как  нет закона более лживого и подлого,
 чем Закон о возвращении в его нынешнем виде.
    Благодаря этому закону все люди, как евреи, так и неевреи,
 полагают, будто новая популяция израильтян-сабр является естественным
 продолжением еврейского народа, вернувшегося на землю предков.
    Но в том-то и дело, что это иллюзия: уроженцы страны задуманы и
 сами себя воспринимают как отрицание еврейского народа, ради рождения
 которого еврейскому народу предстоит исчезнуть.
    Закон о возвращение дает уроженцам страны как законным наследникам
 еврейского народа право претендовать на имущество всего народа: право
 на землю предков, на символы, на культурные и финансовые ресурсы. И
 народ, обманутый этим законом, все это поставляет уроженцам страны
 бесперебойно, даже не догадываясь о том, что сам народ — всего лишь удобрение
 для роста и мужания новой популяции.
    Закону о возвращении мы и обязаны тем, что в Израиле любят алию, но
 не навидят олим, независимо от страны их исхода.
    Закон о возвращении вводит в заблуждение и тех, кто сталкивается с
 уроженцами страны за пределами Израиля: их воспринимают как евреев, не
 понимая, что благодаря закону о возвращении произведена подмена
 мамы-папы, еврейского народа, их детенышем-несмышленышем, который ведет себя
 соответственно своему детскому опыту.
    Отсюда и «успехи» Израиля в мире.
                        3
Но то, что благодаря Закону о возвращении происходит в Израиле с
 людьми, рожденными в смешанном браке, выходит за всякие мыслимые рамки и
 потрясает своим цинизмом.
    По Закону о возвращении израильское гражданство могут получить дети
 евреев и члены их семьи, а также внуки евреев. Люди приезжают в
 страну, даже не подозревая, что в Израиле их ждет селекция: по иудейсткому
 закону евреем признается только тот, у кого мать еврейка, но не отец. А
 это значит, что и брак могут заключить только «настоящие» евреи, в то
 время, как «ненастоящие» этой возможности лишаются.
    Складывается абсурдная ситуация: государство, наделившее
 гражданством людей, непризнанных евреями по галахе, внутри государства отказывает
 им в правах, так как в Израиле гражданским состоянием заправляют
 раввины, которые стоят на страже брака в соответствии с религиозным
 законодательством. Чтобы решить эту проблему и задуман массовый гиюр.
    Вот тут-то и проявляется вопиющее расхождение раввинистического
 представления о еврейском народе с  реальной жизнью еврейского народа.
    Смешанный брак действительно проблематичен. Проблема возникает в
 новом поколении у рожденных в таком браке детей как проблема
 самоидентификации: им сложно определеть, кто они — они, как мама или как папа.
    Можно, разумеется, порассуждать об общечеловеческих ценностях, но
 проблему эту порождает сама жизнь и от рассуждений и призывов она не
 зависит, особенно в ситуации, когда среда обостряет ее.
    В Советском Союзе среда «еврейскую проблему» обостряла и поэтому с
 ней волей-неволей приходилось сталкиваться.
    Парадокс состоял в том, что нееврейская фамилия папы позволяла
 многим полуевреям успешно маскироваться под неевреев. А справоцированная
 антисемитской средой необходимость доказать, что они действительно
 неевреи, превращала этих «евреев по маме» в ярых антисемитов. Примеров
 сколько угодно и с ними хорошо знакомы те, кто знает народ не по книгам о
 еврейском народе, а по его реальным проблемам.
     В это же самое время многие «евреи по папе», носившие еврейскую
  фамилию, сталкиваясь с антисемитизмом, часто превращались в еврейских
 националистов.
    В Израиле всех ждала «приятная» неожиданность: «евреи по маме» с
 самосознанием антисемитов на законных основаниях почетно принимались в
 евреи, а «евреи по папе», с гордостью носящие папину фамилию, из евреев
 изгонялись.
    Проблема полукровок не придумана и является не только еврейской.
 Она возникает везде, где среда враждебна по отношению к национальности
 одного из родителей и человеку, рожденному в смешанном браке, приходится
 сталкиваться с проблемой выбора.
    Каким является этот  выбор определяется брак: если полуеврей
 выбирает еврейского супруга, значит он сделал еврейский выбор; если
 нееврейского, значит нееврейский выбор.
    Он ни перед кем не провинился и никому не обязан давать отчет в
 своем выборе, но это обстоятельство закон обязан учитывать.
    Внуки представляют собой проблему там, где всего лишь кто-то один
 их бабушек или дедушек является евреем. Поэтому подобная цепочка,
 основанная на отказе от еврейского выбора, обязана быть прервана
 законодательным путем, а не путем массового гиюра, так как отсутствие
 государственного регулирования ведет к тому, что рано или поздно государство
 наполнится людьми, которые будут приезжать не в государство Израиль, а в
 «Жидовию», по их выражению.
    На сегодняшний день уже достаточно признаков того, что процесс
 пошел в этом направлении.
                        4
Закон о возвращении обязан быть националистическим. Но разве он не
 задумывался таковым? Ведь цель создания государства была заявлена
 изначально: собирание еврейского народа.
    Нас осыпят всякого рода обвинениями те, кто заморочили всем голову
 о вредности национализма? Но мы националисты уже более  3000 лет и чего
 только не выслушали в свой адрес по этому поводу. Что здесь нового и с
 каких это пор мы стали пугаться обвинений?
    И чем так плох национализм? Разве отцы-основатели государства
 сносили все трудности не потому, что возрождали родину, а не просто кусок
 земли? Национализм рождает в людях самые святые чувства  — любовь,
 преданность, доблесть. И до недавнего времени это было очевидно, пока всем не
 промыли мозги, чтобы доказать обратное.
    Что происходит, когда эти чувства исчезают в людях, а в государстве
 исчезает хозяин — народ, несущий за него ответственность, видно на
 примере современной Европы.
    Хаос, царящий в государствах, где хозяева государства утратили
 самоидентификацию, дезориентирует всех его граждан, независимо от
 национальности, и в этом смысле опасен для всех, как для людей, принадлежащих к
 титульной нации, так и к ней не принадлежащих.
    Если в еврейское государство будут приезжать люди, которые заведомо
 примут наши условия, не будет необходимости после получения ими
 гражданства выдвигать какие-то новые условия — вроде массового гиюра.
                        5
И это нормальный подход: когда закон перестает соотвествовать реалиям
 жизни, его пересматривают. Потому что законы существуют, чтобы проблемы
 решать, а не создавать.
Мы обязаны проявить решительность по отношению к тем, кто полагает, что
 одновременно обладает и правом ненавидеть евреев и правом гражданства
 в еврейском государстве. Им придется выбрать: или — или.
    У них есть полное право ненавидеть евреев, а у нас есть полное
 право избавить от них наше общество и наше государство. Мы слишком хорошо
 знаем, чем именно евреи платят за ненависть.
    Поэтому незамедлительное лишение гражданства и высылка из страны
 будет адекватной реакцией.
                6
Наконец, нужно совершенно однозначно определить, что наше государство -
 это не еврейское государство, а государство еврейского народа, народа
 в том виде, какой он обрел в результате 2000-летнего рассеяния.
    Тогда все станет на свои места и будет естественным, что в
 государстве евреев живут неевреи, которые связали свою судьбу с нашим народом и
 хотят жить в его среде.
    Но религиозной церемонией, какой является массовый гиюро, нам хотят
 заявить, что речь все же идет об еврейском государстве.
    А что, есть кто-нибудь, кто знает, что такое еврейское государство?

    Это что, то самое государство, в котором иерусалимская  полиция
 охраняет парад гомосексуалистов и лесбиянок? Так это не вполне совпадает с
 мнением религиозных авторитетов об еврейском государстве.
    Вопрос другой — что понимают в вопросах государства еврейские
 религиозные авторитеты, на протяжении 2000 лет занимавшиеся исключительно
 проблемами общины? Какое они имеют отношение к современному государству,
 которое мы скопировали у христиан Европы?
    А вместе с тем европейцы создали современное государство с поистине
 священной целью — создать условия абсолютного равенства граждан для
 того, чтобы одни граждане не использовали Б-га для власти над другими
 гражданами.
    Для нас это во много крат актуальней, чем где бы то ни было. Потому
 что если мы не поймем Высший Смысл этой государственной идеи, то не
 далек тот час, когда у нас начнутся религиозные войны всех со всеми, в
 том числе и между евреями. А если начнут друг с другом воевать раввины,
 то не исключено, что разнимать их придется неевреям. К великому
 сожалению примеров в нашей истории предостаточно.
    Поэтому необходимо вернуть раввинизм в общину, на его естественное
 место. Пусть будут духовные вожди, но только для тех членов общины, кто
 их таковыми признает и, самое главное, содержит на собственные деньги
— так, как это и происходило 2000 лет в рассеянии.
    Тогда отпадет множество вопросов и среди них проблема регистрации
 браков, которая должна быть в компетенци государства и только
 государства.
    А за еврейский народ волноваться не надо. Он от хупы не откажется,
 как не отказался от обрезания, хотя его никто не принуждает это делать.

     Намного важней для нас выйти из ограниченного раввинизмом служения
 Б-гу. Вот тогда, когда познание законов созданного Творцом физического
 мира, продуктивный труд, самодисциплина и отвественность перед законом
 для нас станет такой же святыней, как изучение Талмуда, мы увидим, как
 изменится наша жизнь.
                       7
    Проблему самоидентификации обязано взять на себя государство как
 национальное, но не конфессиональное. Титульная нация должна решить,
 каким она стремится видеть свое государство, какой должна быть система его
 ценностей. И если титульная нация поднимет эту систему ценностей на
 уровень современной цивилизации и согласует с освященной всеми конфессиями
 нормами морали, в этом государстве сочтут за честь жить как евреи так
 и имеющие на это право неевреи.
    Только тогда все обнаружат, как  много общего есть у людей, как
 важно сохранять государство, под защитой которого каждый может строить
 свой дом, трудиться и растить детей.
    Раввины, кстати, все равно будут незаменимыми, так как важный для
 нас вопрос подтверждения еврейства никто не может решить лучше, чем они.
 Но выполнять эту работу они могут исключительно в статусе граждан, а
 не духовных пастырей.
    А устанавливать отношения с Б-гом, каждый будет такие, какие
  сочтет нужным сам.

Лиора Зив-Ами

 
Центр по борьбе с "гиюром"
Joomla Templates by JoomlaShack Joomla Templates